English

Верховным Судом Российской Федерации в очередной раз даны разъяснения по вопросу о неисполненных общих обязательств супругов-банкротов.

Натальей и Игорем Артемьевым в 2008 году был заключен кредитный договор для целевого использования — приобретения квартиры. Квартира передана Банку в ипотеку.

В июле 2016 года суд признал банкротом Н. Артемьеву и ввел в отношении нее процедуру реализации имущества, а в августе 2016 года суд уже признал И. Артемьева банкротом и также ввел в отношении него процедуру реализации имущества. Требование же Банка, по кредитному договору, в размере 11,9 млн руб. включено в третью очередь реестра требований кредиторов И. Артемьевой, которую впоследствии суд освободил от дальнейшего исполнения обязательств перед Банком. Затем, это же обеспеченное залогом требование Банка включили в реестр требований кредиторов И. Артемьева.

Банк, посчитав, что он, как кредитор по общим обязательствам двух супругов-должников, вправе претендовать на удовлетворение своих требований за счет совместной собственности супругов в полном объеме, обжаловал судебный акт в суде апелляционной и кассационной инстанции, по вопросу освобождения от дальнейшего исполнения обязательств И. Артемьевой перед Банком и завершения процедуры реализации должника. Суды не нашли оснований для удовлетворения жалобы Банка на определения суда первой инстанции, указывая на то, что финансовым управляющим выполнены все необходимые мероприятия и у должников отсутствует имущество для удовлетворения требований кредиторов. Более того, судами сделан вывод, что находящаяся в общей собственности квартира подлежит реализации на торгах в рамках дела о банкротстве И. Артемьева с последующим возмещением Н. Артемьевой стоимости, принадлежащей ей в общей собственности доли.

Судебная коллегия отклонила выводы судов апелляционной и кассационной инстанций, вернув дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Отменяя судебные акты, Судебная коллегия ссылалась на то, что супруги выступали созаемщиками и данное обязательство перед Банком являлось общим, а, значит, Банк вправе претендовать на удовлетворение своих требований из совместной собственности в полном объеме. Этим и объясняется включение требования банка в реестр требований каждого из супругов.

Более того, по общим правилам, ипотека предоставляет залоговому кредитору право на преимущественное удовлетворение из стоимости квартиры перед выплатой доли супругу залогодателя; а при наличии у супругов совместной недвижимости, ее реализация производится в рамках дела о банкротстве того супруга, который указан в публичном реестре в качестве управомоченного лица и выступающего по договору в качестве залогодателя. В настоящем деле Судебная коллегия признала обоснованной реализацию квартиры в деле о банкротстве И. Артемьева, так как за ним было зарегистрировано право собственности на нее, но отметил, что данный факт не должен уменьшать объем прав залогового кредитора.

В условиях, когда мероприятия процедуры реализации не окончены, нижестоящий суд освободил Н. Артемьеву от долгов без проведения обращения взыскания на ее долю в общем имуществе и удовлетворения требований кредиторов. Верховный Суд посчитал, что нижестоящая судебная инстанция преждевременно завершила процедуру реализации имущества должника, отметив высокую степень вероятности удовлетворения требования банка за счет доли Н. Артемьевой в квартире, которая впоследствии была реализована с торгов в рамках банкротства ее супруга.

Судебная коллегия, отменяя судебные акты нижестоящих инстанций и направляя данное дело на новое рассмотрение, в мотивировочной части определения рекомендовала суду первой инстанции проверить распределение выручки от продажи имущества и с учетом установленных обстоятельств разрешить вопрос о наличии либо отсутствии оснований для завершения в отношении должника процедуры реализации имущества.

Коллектив РКТ отмечает, что Верховный Суд в этом году несколько раз рассматривал жалобы залогового кредитора, связанные с вопросом о порядке реализации залогового имущества, находящегося в совместной собственности супругов – банкротов. В связи с этим складывается следующая тенденция: удовлетворяя жалобы залогового кредитора по спорному вопросу, Судебная коллегия, в отличие от нижестоящих судов, не просто формально подходит к рассмотрению дела, а исходит именно из защиты интересов залогового кредитора.

Ссылка на судебный акт.