English

03 сентября 2018 года Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела кассационную жалобу конкурсного управляющего ООО «Шарьямебельплит» (далее — общество, должник) и индивидуального предпринимателя Майорова Андрея Олеговича на определение и постановления нижестоящих судов.

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) должника Майоров А.О. обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о привлечении бывшего руководителя должника Хомазюка А. Н. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в размере 47 813 099 руб. 51 коп.

Как следует из материалов дела, заявление Майорова А.О. о привлечении Хомазюка А.Н. к субсидиарной ответственности со ссылкой на статью 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) мотивировано отчуждением бывшим руководителем общества имущества последнего, а также бездействием при передаче документов конкурсному управляющему. В свою очередь, Хомазюк А.Н. заявил о пропуске срока исковой давности.

Поскольку положения статьи 10 Закона о банкротстве в редакции, подлежащей применению к спорным правоотношениям (Федеральный закон от 28.04.2009 N 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», далее — Закон N 73-ФЗ), специального срока обращения с заявлением о применении субсидиарной ответственности не содержали, суды исходили из общего трехгодичного срока исковой давности, который исчисляется с момента, когда заявителю стало известно о нарушении права (статья 196, пункт 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Вменяемые Хомазюку А.Н. нарушения имели место в 2012 году, то есть в период действия правил о субсидиарной ответственности в редакции Закона N 73-ФЗ, когда давность регулировалась общими нормами гражданского законодательства.

Исчисляя давность, суды связали момент осведомленности Майорова А.О. об обстоятельствах, являющихся основанием для привлечения Хомазюка А.Н. к субсидиарной ответственности, с вынесением в рамках настоящего дела определения от 08.11.2013, которым конкурсному управляющему отказано в аналогичном требовании по мотиву преждевременности обращения в связи с не завершением мероприятий по формированию конкурсной массы должника. Этим же судебным актом отказано в ходатайстве о приостановлении производства по данному заявлению. Фактически суды применили правовой подход постановления N 219/12.

Однако указание судов на пропуск срока исковой давности по настоящему требованию противоречит вступившему в законную силу судебному акту (определение от 08.11.2013), констатировавшему отсутствие оснований для привлечения контролирующего лица к ответственности до реализации имущества должника и окончательного формирования конкурсной массы (статья 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Следуя данным выводам, после продажи 25.11.2016 конкурсным управляющим имущества должника на торгах Майоров А.О. в разумный срок обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

При таких обстоятельствах, у судов отсутствовали правовые основания для отказа в удовлетворении заявления по мотиву пропуска срока давности. В связи с чем, Верховный Суд РФ отменил судебные акты трех судебных инстанций и направил дело на новое рассмотрение.

Юристы РКТ отмечают, что, усиление правовых позиций Верховного Суда РФ относительно определения момента, с которого начинается исчисление срока давности для привлечения лица к субсидиарной ответственности, предоставляет больше возможностей как для обращения в арбитражный суд с соответствующим заявлением, так и для пресечения недобросовестного уклонения контролирующих должника лиц от ответственности при банкротстве.

Ссылка на судебный акт