English

В рамках процедуры банкротства ЗАО «Хоббит» в 2013 году первичные и повторные торги по реализации залогового имущества были признаны несостоявшимися. Действующее на момент открытия конкурсного производства законодательство предоставляло залоговому кредитору право оставления предмета залога в течение 30 дней после признания повторных торгов несостоявшимися (без указания на сохранение такого права по истечении указанного срока).

На стадии публичного предложения залоговый кредитор изъявил желание оставить залоговое имущество за собой. Организатор торгов отказал залоговому кредитору в удовлетворении его заявления. 06.07.2016 залоговый кредитор обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными итогов торгов.

Суд первой инстанции удовлетворил требования залогового кредитора, отметив, что действующее на период продажи имущества законодательство не препятствовало оставлению предмета залога за собой, указав, что при таком подходе интересы должника и иных конкурсных кредиторов не нарушались, сроки реализации имущества должника не затягивались, расходы на процедуру банкротства не увеличивались, цена реализации имущества увеличилась более чем в два раза.

Апелляционный и окружной суды отклонили выводы суда первой инстанции, исходя из того, что право залогового кредитора оставить предмет залога за собой на стадии публичного предложения появилось в связи с законодательными изменениями, вступившими в силу в 2015 году, т.е. после открытия конкурсного производства в отношении должника.

Своим определением № 305-ЭС15-10675 от 19 апреля 2018 г. Верховный суд Российской Федерации оставил в силе определение суда первой инстанции.

Он указал, что законность и обоснованность действий арбитражного управляющего должна оцениваться с точки зрения достижения целей конкурсного производства. Оценивая возможность сохранения права оставления предмета залога за собой, Верховный Суд отметил, что законодательные изменения закрепили подход, вытекающий из толкования ранее действовавших правовых норм.

Юристы РКТ отмечают, что данное определение Верховного суда Российской Федерации поддерживает тенденцию, заключающуюся в широком толковании норм законодательства о банкротстве исходя из целей конкурсного производства (наиболее полное удовлетворение требований кредиторов должника).

Ссылка на судебный акт